Гренадер

hovany


КОНТУРНЫЕ ЗАПИСКИ

Граница между светом и тенью — ты


Previous Entry Share Next Entry
Пресняков
Гренадер
hovany
отчет по практике

начало здесь


Неудачная, но эксклюзивная фотография. Пресняков перед концертом. Ашхабад, 1988

Как-то проезжая мимо стадиона, я обратил внимание на ряд афиш, призывающих не пропустить единственный концерт Владимира Преснякова. Странно, но, листая подшивки «Комсомольца Туркменистана» я не нашел ни одной беседы ни с одним популярным гастролером. Мне пришла в голову простая мысль, а не взять ли у Преснякова интервью? Наверное, ширнармассы простых туркменских тружеников стесняются попросить газету о публикации подробного интервью с восходящей звездой. А если это пожелание не пришло в Отдел писем, то и темы нет. Я поделился дерзновенными помыслами с Виталиком.

Самым трудным оказалось - найти певца. Дата выступления на стадионе была назначена назавтра. Оставалось меньше суток, чтобы найти гастролеров и договориться об интервью Мы разыскивали контакты с возможным устроителем концерта. Ни одна государственная концертная институция Туркмении не имела представления о предстоящем выступлении. В местной филармонии кто-то сообщил, что организатор вероятно из Москвы. Администрация стадиона, с которым был заключен договор на проведение концерта, на связь не выходила. Информация была странным образом зашифрована.

Мы начали искать по гостиницам города. Обзвонили все центральные отели и посетили пять или шесть гостиниц с одним единственным вопросом «У вас забронирован номер для Владимира Преснякова?». Обычный ответ был: «А что к нам приезжает Пресняков?». Все шло хорошо, но мимо.

Жизнь посмеялась над нами. Когда, наконец, мы, безо всякой надежды решили заглянуть в последнюю гостиницу, расположенную в двух шагах от Дома Печати, - аллилуйя! – судьба повернулась к лесу задом. На регистрации состоялся долгий кокетливый разговор с женщиной-администратором:
- Здравствуйте, бронировался у вас номер на имя Преснякова?
- Ни в одном городе мира вам не дадут такой информации.
- В нашем городе для журналистов такая информация доступна. Он публичный человек. Исключительно в интересах горожан.
- А вы из какого города?
- Мы играем в «города»? Ок. Назовите город, и я скажу, на какую букву он начинается.
Лед треснул. В момент таяния случайно обнаружилось, что именно сюда и должны привезти Преснякова из аэропорта сегодня ночью.

Наутро мы были в гостинице. Выяснив номер, мы поднялись на третий этаж и направились по длинному пустому холлу искать нужную цифру на дверях. Вдруг из комнаты в конце коридора вышли трое молодых людей с волосами ниже плеч и направились в противоположную от нас сторону. С явным намерением скрыться от нас в лифте, как нам показалось, навсегда. Мой друг внезапно вскрикнул:
- Володя!

Компания остановилась. Это действительно был Пресняков-младший со своими музыкантами. По тому, как они громко моргали, было ясно - журналистов тут никто не ждал. Мы едва успели представиться и попросить уделить время для небольшого интервью, как из соседнего номера выскочил шумный молодой человек (нетворческой внешности) и встал между певцом и нами в категоричной позе с расставленными руками. В таких случаях обычно пишут «в воздухе запахло скандалом».
- Я директор этих гастролей! Никаких интервью! У нас не будет на это времени! Все должно быть согласовано со мной заранее.
- Вот мы и пришли согласовать. Мы из республиканской популярной молодежной газеты. Дайте нам полчаса для беседы перед концертом.
В рекламе эти гастроли явно не нуждались. Но, учитывая, что и в неприятном информационном шуме нужды тоже не было, директор немного успокоился:
- Ладно. Подходите на стадион к шести часам, – и строго добавил. - У вас будет десять минут.
На том и расстались.

Мы пришли на стадион заранее. Возле одноэтажного здания администрации перед вахтером клубилась стайка туркменских девочек. Мы предъявили удостоверения и под их завистливыми взглядами проникли внутрь. Музыканты пикировались с танцовщицами, которые переодевались в соседнем помещении. Милая девушка сидела и читала книжку. Я заглянул в книжку, спросил о впечатлениях. Она засмущалась и сказала:
- Да вот в институте не успела прочесть классику, теперь наверстываю.
Разве мы проходили в вузах Пикуля?

Пресняков узнал нас, мы отошли в сторону, и присели на какие-то рекреационные лавки. Первое время он еще отвлекался на своих приятелей и их беспечную перепалку с танцовщицами. Затем втянулся в беседу.

Выяснилось, Пресняков только вернулся из первых своих гастролей по Америке. Дружелюбно, с застенчивой улыбкой, Володя рассказывал, как познакомился с Билли Джоэлом. Своих музыкантов он представил как «самых лучших». Доверительно сообщил, что мы скоро еще услышим про группу «Капитан», в которую он собирает таких ребят (где она?). Разговор был очень неофициальный и приятельский. Виталик даже спросил вдруг:
- А были какие-нибудь пенки на гастролях?

Я посмотрел на Виталика. Мне казалось сленговое «пенки» московская тусовка может просто не знать, и уже собирался уточнить, что имелось ввиду.
- Пенки? – задумался на секунду Володя, - Были. Например, когда я начал танцевать во время исполнения… Зал просто весь встал. Никто не ожидал.

Надо понимать, что в Америке в то время исполнители из Советского Союза имели обыкновение петь, твердо попирая ногами планету. Чуть расставленные ноги не отрывались от пола, допускались лишь плавные движения рук, указывающие на неоглядные дали родины. А у Преснякова слово «танцевать» подразумевает такие элементы как полный шпагат, сальто и прочие рондат-фляки.

В общем, проговорили мы минут сорок. Потом еще долго фотографировали во время выступления на подмостках стадиона. Директора я увидел внизу перед сценой. Он так же стоял с разведенными руками, будто хотел обнять весь мир. В этот раз у него было красное и потное лицо. На него сзади наседали толпы фанаток Преснякова-младшего.

продолжение следует


?

Log in

No account? Create an account