Гренадер

hovany


КОНТУРНЫЕ ЗАПИСКИ

Граница между светом и тенью — ты


Previous Entry Share Next Entry
Бахарденские пещеры и овраги
Гренадер
hovany
отчет по практике

начало здесь


Туркменский ландшафт

Редакция не оставляла нас без внимания. Спустя две недели в субботу нас на редакционной машине повезли показывать местные достопримечательности – Бахарденские пещеры.

Это удивительное место располагалось в ста двадцати километрах от Ашхабада, у северных предгорий Копетдага. Мы ехали по плоской каменистой пустыне, кое-где изрезанной глубокими оврагами. Где-нибудь на Урале или на Кавказе, по мере приближения к горной местности, постепенно начинаются небольшие возвышенности, далее они увеличиваются в размерах, и ты незаметно обнаруживаешь себя высоко на горном серпантине. Совсем другое дело туркменский ландшафт: ты едешь и наблюдаешь, простор до горизонта, как вдруг вдали ты различаешь стену, которая по мере приближения к ней вырастает в горный хребет до небес.

Сопровождали нас Вика и Карина – немного похожие друг на друга – темноволосые маленькие смешливые девушки. В редакции поговаривали, что разница между ними в том, что Вика не написала ни единой строчки – она разбиралась с письмами, с делопроизводством, а на плодовитой Карине держалось полгазеты. Наши проводницы остались наверху – рядом с входом в пещеру расположилось небольшое кафе. А мы с Виталиком вдвоем пошли исследовать бездну.

Солнце проникало не глубоко через довольно узкий проход. Затем мы погрузились в кромешную тьму. Постепенно глаза привыкли, мы стали различать узкую дорожку, едва подсвеченную фонариками. Пещера показалась огромной – мы не видели ни стен, ни потолка. Позже я прочел, что ширина ее достигает 50 метров, а высота – до 26-ти. Дорожка вилась куда-то далеко вниз на четверть километра. По мере спуска все больше пахло дерьмом: воздух в пещере насыщен парами сероводорода и влагой — относительная влажность воздуха в пещере близка к 100%. Периодически над головой шуршали чьи-то крылья. Ближе к концу пещеры своды уже зримо обступали нас. Видны были стаи летучих мышей. На глубине 55 метров на дне пещеры располагалось озеро Коу-Ата («Отец пещер»). Для туристов здесь были предусмотрены скамеечки и шкафчики для одежды, как в бане. Мы конечно разделись и залезли в парную воду. Надо сказать, было довольно жутко плавать под каменными сводами. Дна под ногами не было. Подводная часть пещеры щекотала воображение.

Когда мы выбрались, Карина и Вика фотографировались рядом с Пресняковым, которого тоже – с уже знакомыми нам музыкантами – привезли к знаменитой пещере.

Затем мы поехали на редакционный пикник. Выехать на природу здесь означало найти в пустыне подходящий овраг, поросший скудной пыльной растительностью. Мы издалека увидели несколько машин на равнине. Спустившись вниз в довольно глубокий овраг, мы обнаружили в его складках множество незнакомых нам людей. Оказалось, сюда съехались редакции нескольких газет. Над кострами стояли огромные казаны, в которых варился плов. Было много вина, дынь и арбузов. Здесь был почти весь наш коллектив: балагур Ахмедяров, серьезный Багдасарян, красавица Дина, бабник Андрей, наивный ленинградский стажер Игорь, непьющий Мурат, субтильный Саша из отдела спорта, мрачный фотограф Казавчинский и интеллигентный и обаятельный Бяшим – единственный коренной житель Ашхабада. Не было только Батыра, он опять куда-то улетел в командировку.

На очередной планерке наше интервью с Пресняковым признали лучшим материалом номера. Знаю, мог бы не писать о поощрениях. Но без них бледнеет нить повествования. Все-таки - отчет по практике.

продолжение следует


?

Log in